История Первомайского

"Наш старый, добрый, вечно юный клуб..."

 

Здесь ждут нас всегда и нам искренне рады

Друзья, стадион и красавец наш клуб,

Мы счастливы здесь - это выше награды.

Мой край материнский, ты дорог и люб.

А. В. Казаринов

Английское слово "клуб" вошло в русский язык во второй половине XVIII века. Первоначально оно произносилось двояко: "клоб" и "клуб".

Клубы впервые возникли в Англии в XVI веке. В России до Петра I клубов не было. Церковь, игравшая в те времена главенствующую роль в религиозной и культурной жизни общества, отрицательно относилась к любым развлекательным мероприятиям, считая их "бесовскими забавами". Бояре, дворяне, посадские люди точно так же, как и крестьяне, предпочитали принимать гостей у себя дома или сами ходили в гости. Причем, в гости полагалось ходить часто, по определенным дням и поводам, согласно древнему календарю-месяцеслову.

По словам историка Ключевского, "Петра I одушевляла мысль создать новые формы общения, которые объединили бы сановный и деловой мир обеих столиц, связали общим досугом всех тех, кто трудился над созданием новой России, - от адмиралов и президентов коллегий до торгово-промышленных верхов, архитекторов и мастеров мануфактур".

7 декабря 1718 года указом императора в России были введены новые светские празднества - "ассамблеи" - созданные в соответствии с западноевропейскими развлекательными традициями и превратившиеся впоследствии в дворянские танцевальные балы, многие черты которых перешли затем к клубам.

1 марта 1770 года, в Петербурге, 38 учредителей подписали устав о создании "Английского клуба", девизом которого стало "согласие и веселье". Он был основан предпринимателем Францем Гарднером по образцу английских клубов как "собрание приятных собеседников" и стал одним из первых клубных учреждений в России.

В клубе обменивались новостями, в непринужденной обстановке обсуждали важные экономические и политические вопросы. Московские врачи даже считали Английский клуб своеобразным "лекарством для души". В те времена клубы носили не только развлекательный, но и информационный характер. Ввиду отсутствия радио и телевидения, и довольно нерегулярного выпуска газет, в клубах можно было узнать самые последние новости общественной, политической и культурной жизни общества.

До 1917 года в России существовали клубы самой различной тематики и направленности. Одни формировались по национальному признаку - например, Немецкий клуб. Другие клубы - дворянские, офицерские, купеческие, военные и пр. - имели, в основном, досуговое предназначение.

В первые годы советской власти, когда по всей стране стали возникать очаги культуры, в городе Унеча также был организован первый клуб. Находился он в Залинейной части города - на Бельце, в небольшом одноэтажном бараке. Энтузиасты и любители художественной самодеятельности с большим воодушевлением принялись за переоборудование помещения. Утеплили стены барака, настлали полы, оборудовали сцену с гримеркой и местом для оркестра, балкон и кинобудку. В клубе, названном именем Розы Люксембург, были организованы драматический и танцевальный коллективы.

На сцене клуба с большим успехом шли постановки пьес А. П. Чехова и А. Н. Островского «Вишневый сад», «Бесприданница», «Без вины виноватые», «Лес», «Медведь».

В этом же клубе в 1921 году демонстрировался первый «немой» фильм, а впоследствии была создана агитбригада «Синяя блуза».

Свое название коллектив получил от униформы, рабочей одежды, в которой выступали его участники - синей блузы. «Синеблузники» работали в жанре эстрадно-театральных представлений на бытовые темы и темы из политической жизни. Это было нечто вроде «живой газеты», состоявшей из обозрений, фельетонов, интермедий, частушек, хоровых, танцевальных и спортивных номеров.

Участники сами сочиняли стихи, частушки, иногда музыку, выступали с концертами перед рабочими железнодорожного узла и жителями сел района. В своих острых, злободневных выступлениях они критиковали нэпманов, кулаков, лодырей, пьяниц, прогульщиков и бюрократов.

Часто «синеблузники» выходили под звуки марша, превращая любую площадку в сцену. Самым популярным маршем всех «синеблузников» того времени был марш Константина Листова.

Мы синеблузники,
Мы профсоюзники,
Мы не бояны-соловьи,
Мы только гайки
Великой спайки
Одной трудящейся семьи.

На снимке: один из активнейших участников кружка «Синяя блуза» (слева направо) в верхнем ряду Н. Федоренко, В. Александрович, М. Мериман-Клищенко, руководитель кружка Н. Климкович, Ф. Курашова, А. Вишневский, Л. Абрамович.
Нижний ряд (слева направо) И. Попов, И. Леоненко, второй руководитель кружка И. Костюковский

Первые синеблузники относились к делу бережно, почти благоговейно. Казалось, что, надев синюю блузу, человек менялся и раскрывал лучшие стороны своего характера.

Первыми организаторами и руководителями «Синей блузы» в нашем районе были Иосиф Костюковский и Николай Климкович. На смотрах в Гомеле коллектив неоднократно занимал призовые места.

Первый клуб просуществовал до 1927 года.

Унечский краеведческий музей располагает интересными и редкими экспонатами, рассказывающими о богатой культурной жизни станции Унеча в начале 20 века. Это старые театральные афиши и программки спектаклей, которые ставил на станции Унеча кружок любителей драматического искусства, выросший впоследствии до народного театра. Художественным руководителем и режиссером этого театра, его душой, долгие годы был большой любитель театрального искусства, начальник паровозного депо станции Унеча, Николай Георгиевич Соколов.

В музей эти афиши попали благодаря истинному патриоту Унечи А.В. Казаринову, человеку щедрому и неравнодушному к истории и культуре города. Он выкупил материалы из личного архива одной пожилой москвички, не имеющей никакого отношения к Унече, и подарил их музею.

Николай Георгиевич Соколов не только сам увлекался театром. Эту страсть разделяли и его близкие: жена, дети, племянники. Они принимали участие в постановках как актеры, костюмеры, художники-оформители. А старший сын Николая Георгиевича, Борис, впоследствии сменил отца на посту руководителя театра.

Это произошло в 1912 году, при этом Борис Соколов взял сценический псевдоним - Аблов. Талантливый актер и режиссер, Борис Аблов писал для театра неплохие пьесы, которые пользовались большим успехом у зрителей. Актеры играли безвозмездно, отдавая театру свой талант и свободное время. Вырученные средства шли на благотворительные цели. Например, в 1916 году артисты собирали деньги в пользу томящихся в немецком плену русских солдат, а в 1917-ом средства от нескольких спектаклей были переданы в пользу неимущих сирот - воспитанников железнодорожного общежития.

Театр выступал не только в Унече, но и выезжал на гастроли в другие города: Стародуб, Клинцы, Калинковичи, Гомель, Москву. В труппе театра работало два актерских состава - на афишах мы встречаем имена Н. Г. Соколова, Б. Н. Соколова, Е. Н. Соколова, М. А. Соколовой, А. Н. Соколовой, И. Н. Пирютко, В. Василенко, Н. Троицкого, С. Кошутской, 3. Н. Соколовой и др.

Репертуар театра был разнообразным: комедии и пьесы Н.В. Гоголя, Ж. Б. Мольера, Б. Шоу, М. Горького и А. Н. Толстого, водевили и одноактные пьесы собственного сочинения и многое другое. Местная молодежь с удовольствием участвовала в постановках - в театральных афишах того времени можно найти фамилии учеников Унечского высшего начального училища.

Унечский народный театр пережил первую мировую и гражданскую войну, две революции и прекратил свое существование в конце 20-х годов. Во всяком случае, афиши более позднего времени уже не встречаются в коллекции музея.

В памяти старожилов сохранились воспоминания о том периоде, когда начиналось строительство клуба имени 1 Мая. Это было в далеком 1927 году, когда на улице, еще не имеющей названия, развернулось невиданное по тем временам строительство, которое стало важным событием для жителей небольшого провинциального городка.

Важность этого события подтверждает тот факт, что 1 Мая 1927 года после торжественного митинга, посвященного празднику солидарности трудящихся, жители Унечи с флагами, транспарантами, лопатами и носилками направились в западную часть поселка на другой митинг, по случаю закладки первого камня на месте строительства клуба железнодорожников. Его планировали открыть через год, но многие не верили, что это возможно.

К строительной площадке была подведена железнодорожная ветка для подвоза необходимых материалов. Шефство над стройкой было возложено на железнодорожников, которые в свободное от основной работы время участвовали в строительных работах. Активное участие в строительстве клуба принимала и молодежь Унечи.

Возводили клуб методом народной стройки, вручную. Кранов не было, кирпичи носили на себе с помощью специального приспособления, «козы». Поскольку место было заболоченным и сквозь дощатые тротуары брызгала грязь, приходилось постоянно подсыпать землю. Носили ее в корзинах, ведрах, мешках. Руководил стройкой Николай Семенович Шугало. В оформлении клуба принимали участие многие жители Унечи. Монтаж отопления вел Ю.И. Левданский, столярные работы выполняли трое братьев и отец Рауки, Шпилевский, Давидчук и Шугало монтировали электропроводку, Н. Г. Соколов отвечал за разбивку парка, клумб, установку фонтанов. Местный художник Александр Наумов занимался художественным оформлением клуба.

И вот торжественный день настал. 30 апреля 1928 года состоялось открытие нового клуба, который стал любимым местом досуга горожан и центром культурной жизни для всего населения Унечи. Об этом 6 мая 1928 года писала газета «Брянский рабочий»: «Никогда Унеча не встречала так торжественно День 1-гo Мая. Накануне состоялось торжественное открытие вновь построенного пролетарского клуба», который был назван в честь этого праздника.

В клубе были организованы многочисленные комнаты для работы кружков художественной самодеятельности, зрительный, танцевальный залы, библиотека, музей, а также изумительный парк отдыха с красивыми клумбами, цветами, фонтанами, прогулочными аллеями, беседками и летней танцевальной площадкой.

В клубе начали активную работу коллективы художественной самодеятельности - драматический, танцевальный кружки, академический и народный хоры, духовой оркестр, которые отличались высоким художественным уровнем.

Жители города помнят выступления духового оркестра клуба. Его официальное рождение относят к 1924 году, когда коллектив впервые выступил перед рабочими паровозного депо. С открытием нового клуба оркестр увеличился до 36 участников, им руководили талантливые музыканты В.Н. Тихонов, Н.Г. Соколов, А.И. Вишневский, А.А. Дембровский. Первым руководителем и организатором духового оркестра при клубе имени 1 Мая был Василий Никонорович Тихонов.

Он родился в Киеве, там же окончил музыкальное училище и работал руководителем духового оркестра Киевского военного округа. В начале 20-х годов вместе со своим оркестром приехал в Унечу на гастроли.

Слева: В.Н. Тихонов

Здесь судьба подарила ему удивительную встречу - в клубе имени 1 Мая он встретил Веру Семеновну Климкович, которая была солисткой и участницей агитбригады «Синяя блуза».

А.А. Дембровский

Через некоторое время они вместе уехали в Киев, там поженились, а затем вернулись в Унечу, и Василий Тихонов стал работать в клубе имени 1 Мая.

При его непосредственном участии были организованы джазовый и духовой оркестры, завоевавшие популярность у местных меломанов. Ученики Василия Тихонова - Андрей Андреевич Дембровский, Демьян Кузьмич Курашов, Иван Гордеенко - отзывались о нем как о талантливом человеке. Василий Никонорович писал музыку, превосходно играл не только на трубе и саксофоне, но и многих других музыкальных инструментах, свободно расписывал партитуру на слух.

При клубе работала техническая библиотека. С 1936 года ею заведовала Вера Ивановна Клименкова. Будучи активным творческим человеком, Вера Ивановна выезжала со своей библиотекой на линию, выходила в производственные коллективы, проводила литературные вечера, диспуты.

Показывали в клубе и кинофильмы: вначале «немые», а с 1936 года и звуковые. Фильмы демонстрировал киномеханик Александр Поляков, который также был активным участником художественной самодеятельности клуба.

Жизнь в клубе была бурной и интересной. В прекрасно устроенном парке, на летней площадке, массовик Гоманюк и баянист Петр Матвеевич Кошкин организовывали массовые гулянья в честь различных праздников.

По воспоминаниям Надежды Васильцовой, одной из старейших участниц танцевального кружка, с 1935 года в клубе начали работать первые спортивные кружки, которыми руководил Антонович.

Первыми показательными спортивными выступлениями на сцене клуба были выступления девочек пятых-шестых классов - с упражнениями и мальчиков - на брусьях и турниках.

В конце тридцатых годов жителям города запомнилась первая творческая семья, выступавшая на сцене клуба - семья Малашенко. Старший сын, Иван, виртуозно играл на балалайке, сестры, Евдокия и Надежда, обладали великолепными голосами.

У Евдокии был голос, похожий на голос Лидии Руслановой, а у Надежды - изумительное сопрано. Местная публика очень любила их выступления, которые продолжались, увы, недолго - всего два года. Затем Евдокия вышла замуж, уехала с мужем на Дальний Восток и вскоре забрала к себе сестру.

Впоследствии на сцене клуба появилась еще одна творческая семья - семья Поляковых - отец и двое сыновей. Александр Поляков - отец - играл на инструменте, который смастерил сам. Это был контрабас, у которого имелось приспособление из досточек, наподобие рупора. Когда с этим инструментом Александр Поляков впервые вышел на сцену, весь зал смеялся, но когда он сел играть, зрители по достоинству оценили необыкновенное звучание инструмента.

Сыновья музыканта - Дмитрий и Юрий - играли на гармони и баяне. Концерты с их выступлением всегда пользовались необыкновенной популярностью.

Но все же для полноценной работы клуба нужны были профессиональные специалисты. Директор клуба, Д. Н. Карлик, поехал в Москву на переговоры, и вскоре в Унечу приехал выпускник ГИТИСА И. Ф. Буянов. Он стал первым руководителем драматического кружка, занимался постановкой различных пьес.

Вначале с подбором участников кружка были определенные трудности. Нередко мужские роли в пьесах исполняли женщины. Очень популярной в то время была пьеса «Белеет парус одинокий», где роль Петьки сыграла Евдокия Селебина, а роль матроса - будущий Герой Советского Союза Петр Кровко. С этой пьесой коллектив выезжал в Гомель и Клинцы.

Первым спектаклем, поставленным на сцене клуба имени 1 Мая, была пьеса «Любовь Яровая». Ее успех был ошеломляющим, и это было во многом заслугой художественного руководителя драматического кружка, И.Ф. Буянова. В репертуаре кружка были как классические, так и современные произведения.

Огромной популярностью пользовался академический хор клуба, ведущий свое начало от школьного хора, организованного учителем пения А.А. Синицким еще в начале 20-х годов. Позднее, в 1932 году, в Унечу приехали Александр Николаевич и Берта Григорьевна Сотниковы. Александр Николаевич организовал в клубе первый хор железнодорожников и более 40 лет был его руководителем. Бессменным концертмейстером клуба в течение того же периода была его жена - Берта Григорьевна. Со временем численность артистов хора выросла до 130 человек.

В 1938 году в Унечу приехал Иосиф Иванович Хомюк вместе со своей женой, Зоей Ивановной. Она три года училась в Москве в балетной школе вместе с легендарной балериной Галиной Улановой. Зоя Хомюк могла бы стать такой же известной балериной, как и ее подруга, но судьба распорядилась иначе. Во время исполнения одного прыжка, она неудачно приземлилась и повредила позвоночник, после чего ей пришлось навсегда расстаться с мечтой о балетной карьере.

Фото 1941 год. Слева: первый директор клуба Д.Н. Карлик

По приезду в Унечу, Давид Наумович Карлик предложил Зое Ивановне организовать в клубе танцевальный коллектив, которым она руководила с 1938 по 1947 год. За это время Зоя Хомюк поставила много интересных танцев, среди которых были украинские, белорусские, татарские и др.

Первый танцевальный коллектив состоял всего из трех человек - Марии Богуш, Валентины Котовой и Надежды Васильцовой. Затем в коллектив пришли Галина Дворецкая, Надежда Яськова, Любовь Васильцова и Василий Дворецкий.

Достаточно яркой была и спортивная жизнь в клубе.

Спортсмены-старожилы вспоминают, что на площадке, где сейчас расположен стадион, в летнее время шли футбольные баталии, а рядом играли в баскетбол.

Самыми верными и преданными болельщиками были дети. Подражая взрослым, они устраивали футбольные и баскетбольные поединки между командами школьных классов, улиц. О волейболе тогда не слышали, он стал популярен значительно позже, В 30-х годах, вытеснив на некоторое время увлечение баскетболом.

Стадион «Локомотив» в те времена был единственным, общественным местом, куда в вечерние часы, в выходные и праздничные дни приходили унечские жители, прежде всего молодежь. Это вполне объяснимо, ведь кроме радио и газет, других развлечений в те времена не было. Здесь же, на стадионе, три раза в год жители Унечи собирались на общегородской митинг: 1 Мая, День Октябрьской революции и в День железнодорожника. Зимой, как правило, стадион заливался под каток, где всегда было многолюдно, шумно и весело.

При клубе имени 1 Мая открылся первый в Унече спортзал, где начали функционировать секции аэробики и спортивной гимнастики. В Унече появляются две стабильные футбольные команды, объединяющие любителей этого вида спорта. В футбольных командах было немало игроков из семейных династий, среди которых братья Кожевец - Константин и Наум, семья Мышако - Николай, Евгений и Дмитрий. Особым мастерством отличались братья Мельниковы - Михаил и Иван, пятеро сыновей машиниста Константина Яковлева также были отличными футболистами. Михаил Мельников несколько лет был бессменным капитаном первой сборной команды «Локомотив».

Г.О. Карамемешев

Летом 1938 года в Унечу приехал Г.О. Карамемешев, имевший в то время третий спортивный разряд по борьбе, неплохо игравший в футбол и волейбол. Будучи хорошим организатором, он сумел организовать спортивную работу при клубе имени 1 Мая. Уже до начала Великой Отечественной войны был благоустроен стадион, где начали проводиться массовые соревнования по легкой атлетике и, конечно, футболу и волейболу.

Многим спортсменам запомнился 1940 год, когда предстояло подготовить команду для участия во Всесоюзной спартакиаде учащихся ФЗУ в Москве. Спортивное руководство осуществлял Гусейн Османович Карамемешев. К тому времени он уже успел завоевать авторитет и уважение спортсменов района.

К спартакиаде готовились серьезно. Гусейн Османович много занимался с ребятами, внушал им веру в то, что они смогут вполне достойно выступить на столь престижных соревнованиях. Так оно и вышло. Из Москвы возвращались счастливыми, завоевав второе общекомандное место.

Когда началась Великая Отечественная война, в Первомайском клубе открыли эвакогоспиталь, в который прямо с поездов привозили раненых. В помещениях клуба, где раньше звучала музыка, слышался смех, теперь находились перевязочные и операционные. В июле 1941 года из-за начавшихся бомбежек в госпитале была пробита крыша, и его пришлось эвакуировать. Когда немцы вошли в город, то разместили в клубе свой радиоузел.

С приближением немцев к Унече была дана команда об эвакуации всех железнодорожников, которая началась 11 августа 1941 года. Директором клуба был назначен Иван Гаврилович Яшин, он же был и начальником эвакуационного поезда. По воспоминаниям участников танцевального коллектива, которые ехали на этом поезде в эвакуацию, в конце состава был прицеплен вагон, как сказали пассажирам, с продуктами. Поезд шел через Хутор-Михайловский в Конотоп. На одной из станций состав остановился, чтобы выдать людям продукты. Побежали к последнему вагону, открыли его, но там оказались клубные костюмы и декорации - продуктов не было.

Яшину пришлось решать вопрос с питанием, после чего на каждой станции поезд встречали походные кухни, и эвакуированных кормили. По приезду на Урал, на станцию Миас, Яшин занялся распределением людей. Зоя Хомюк попала в центр - Учалы, а участница танцевального коллектива, Надежда Васильцова за 100 км от железной дороги - Юшалы. Несмотря на сложные условия, в эвакуации Зоя Хомюк вместе с Надеждой Васильцовой организовали танцевальный коллектив, который в короткий срок получил широкую известность среди местных жителей. Говорили, что в Учалах живет учительница, а в Юшалах ее ученица по танцам. Вскоре эвакуированных отправили в Омск, где они и жили вплоть до возвращения в Унечу. 8 ноября 1943 года железнодорожники вернулись в наш город, а уже через три недели приехали и их семьи.

После освобождения Унечи Первомайский клуб пришлось восстанавливать, а самодеятельность организовывать заново. Этим и занялся вернувшийся из эвакуации первый директор клуба, Давид Наумович Карлик. Вскоре в холодном, полуразрушенном здании вновь зазвучала музыка.

В то время в клубе еще находился госпиталь, который продолжал функционировать вплоть до его эвакуации в августе 1944 года. Перед ранеными выступали участники художественной самодеятельности, даря им минуты радости и вселяя надежду в скорую победу.

Заходить в клуб с главного входа не разрешалось - участники художественной самодеятельности заходили с заднего входа, который вел прямо на сцену, там же проходили репетиции.

Однажды репетировали один из танцев. Свет был только на сцене, и поэтому участники не видели, что в зале и на балконе есть кто-то еще. И каково же было их удивление, когда после репетиции вдруг раздались овации и крики «браво» - это аплодировали наблюдавшие за репетицией раненые.

Когда впервые после войны в клубе организовали танцы, многим жителям запомнился и ссеченный пулями фасад здания клуба и танцевальный зал, на стенах которого горели керосиновые лампы, вдоль стен стояли лавки, а раненый солдат играл на аккордеоне «Случайный вальс».

Уже с начала 1944 года клуб стал работать в полном объеме.

Тогда же по распоряжению райпрофсожа была создана агитбригада, к которой прикрепили лектора и дали команду выступать на каждой железнодорожной станции от Унечи до Кричева. В состав агитбригады вошли: исполнительница народных песен Вера Федоровна Полуботко, исполнитель шуточных песен Борис Потапчук, аккордеонист Валерий Федорович и танцевальный коллектив. Оформления сцены тогда не было никакого.

К железнодорожному составу прицепили вагон с надписью «агитбригада», в котором ехали участники художественной самодеятельности и лектор.

Надолго запомнился участникам номер, который очень нравился всем зрителям.

Он заключался в том, что Борис Потапчук пел веселые частушки, в которых последними словами были: «Девушки, где ж вы?», на что участницы танцевального коллектива из-за кулис отвечали «Тута, тута» и выбегали на сцену. Борис же, посмотрев на девушек, говорил: «А моей Марфуты нету тута», - и уходил со сцены, а коллектив продолжал танцевать. Этот номер зрители просили исполнять по нескольку раз - слава о выступлениях агитбригады шла впереди нее. Выступали в Сураже, Коммунарах и других населенных пунктах. Артисты встречали везде теплый прием, местные жители подкармливали их молоком, салом и хлебом.

После войны в клубе появился новый руководитель - Михаил Гаврилович Полторацкий. Солист Ленинградского оперного театра, он приехал в Унечу с сыном и женой, которая закончила музыкальную консерваторию и прекрасно играла на аккордеоне.

М. Г. Полторацкий возглавил драматический кружок, в котором им было поставлено большое количество пьес. Среди них особенно полюбилась зрителям пьеса «Без вины виноватые», в которой Кручинину играла В.Ф. Полуботко. Вместе с ней в спектакле были задействованы Николай Копачев, Ася Кровко, Гурчанова, Корпушина, Л. Хохлов, Иван Иванович Межуев, бывший тогда директором клуба.

С этой пьесой коллектив выезжал в Брянск и Гомель. Вначале спектакль показывали бесплатно, а затем за просмотр стали брать деньги.

Изумительные декорации спектакля оформлял художник Александр Наумов, которого все звали дядя Саша.

После смерти жены Полторацкий уехал в Ленинград и вместо него кружком некоторое время руководила В.Ф. Полуботко, а вскоре коллектив распался.

В 1944 году на сцене клуба появилась Валентина Свиридова. Когда она впервые участвовала в спектакле - исполняла песню военной тематики - ее услышала Берта Сотникова, которая с тех пор постоянно занималась с В. Свиридовой вокалом и была ее аккомпаниатором. Валентина Свиридова стала солисткой академического хора, в котором в это же время начали петь Александр Туманов и Юрий Межуев. Публика очень любила их выступления.

В 1947 году в клубе появился В. А. Плющенко, назначенный его директором. Зоя Ивановна Хомюк ушла на заслуженный отдых, и он возглавил танцевальный коллектив.

К началу 50-х годов все довоенные кружки были восстановлены и работали в полную силу. 50-60 годы - время наивысшего расцвета художественной самодеятельности клуба имени 1 Мая.

В нем действовал драматический кружок под руководством М. Г. Полторацкого, хор русской народной песни В. И. Есипова, академический хор А. Н. Сотникова, танцевальный кружок В. А. Плющенко, духовой оркестр Г.С. Кагана. Без преувеличения можно сказать, что в работе этих коллективов принимала участие половина жителей Унечи, деятельность которых была отмечена множеством дипломов, почетных грамот и лауреатских званий. Академическому и русскому народному хорам за высокие достижения в музыкальной культуре были присвоены звания народных.

Следующая страница